Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Ленин против НАТО!

Суббота, 18.11.2017
Главная » Статьи » Аналитика

Современная Россия. Прогнозы и оценки. 5

Начало здесь

По данным департамента экономической безопасности только в 2005 году в ТЭКе украдено 2% российского ВВП. Внутри топливно-энергетического комплекса львиную долю экономических преступлений дает нефтегазовый комплекс (НГК). Выявленный ущерб по уголовным делам против отдельных фирм НГК сопоставим с ущербом от экономических преступлений в отдельных отраслях российской экономики, составляя миллиарды рублей. Экономические преступления в сфере машиностроения лишь на 30% меньше, чем в сфере ТЭК, в сфере оборота драгоценных камней и металлов и финансово – кредитной сфере на четверть ниже, чем в сфере ТЭК.   Высокая криминализация нефтяного бизнеса связана с тем, что НГК сразу же после начала рыночных реформ стал сферой крупного бизнеса. Нефтяная отрасль контролировалась 9-ю вертикально-интегрированными компаниями – государственным ОАО НК «Роснефть», контролируемыми региональными администрациями ОАО «Башнефть» и ОАО «Татнефть», экс-советскими структурами ОАО НК «ЛУКойл» и ОАО «Сургутнефтегаз», а также новыми финансово-промышленными группами ОАО «Сибнефть», ОАО «ТНК-ВР», ОАО НК «Славнефть» и ОАО НК «ЮКОС». В 2007 году их число сократилось до 8-ми, поскольку активы ликвидированного ЮКОСа в основном перешли к «Роснефти». На долю этих гигантов приходится более 90% добычи, 85% переработки и 80% экспорта углеводородного сырья. В газовой индустрии концентрация еще выше: до 90% отрасли контролируется ОАО «Газпром», которое фактически является абсолютным российским монополистом по добыче и транспортировке газа. Каждая из этих фирм-гигантов сопоставима с крупнейшими зарубежными ТНК и является своего рода «государством в государстве». Они имеют широкие возможности для экономических правонарушений в особо крупных масштабах, которых заведомо нет у мелких и средних фирм. В нефтегазовой отрасли используются три наиболее типичных метода совершения налоговых и экономических преступлений. Первый метод – это уклонение от уплаты налогов путем реализации готовой продукции под видом полуфабрикатов (товарной нефти – как скважинной жидкости, а добываемого газа – как газожидкостной смеси). Второй метод – добыча углеводородного сырья сверх предусмотренных федеральными лицензиями нормативов, и, как следствие, теневой сбыт. Третий метод – применение вертикально-интегрированными компаниями подставных фирм и внутрикорпоративных (трансфертных) цен для минимизации налогообложения. Помимо преступлений чисто экономического характера, с целью наживы, российский НКГ страдает еще и от «нефтяного терроризма», направленного на достижение политических целей. После того как северокавказские террористы потеряли возможность нелегально торговать нефтепродуктами, они начали рассматривать объекты «нефтянки главным образом как мишени для террористических атак. Пока «нефтяной терроризм» в России ограничивается Северным Кавказом, где многократно взрывали нефте - и газопроводы, обстреливали нефтеперерабатывающие предприятия. Те не менее, попытки организовать теракты на объектах НГК уже зафиксированы в Поволжье и в Татарстане, где также существует опасность исламистского экстремизма. В первом приближении можно предположить, что экономические преступления «людей в белых воротничках» наносят более крупный ущерб. Однако в перспективе – в частности, по мере роста значения северокавказского региона в мировой нефтегазовой индустрии (в связи с освоением каспийской нефти) – приоритеты угроз могут измениться.   Однако даже если нефтегазовой индустрии не угрожают ни криминалитет, ни терроризм, все равно экономике страны, специализирующейся на добыче и экспорте углеводородов, угрожает высокая опасность. Опасность национальной экономике несет слишком успешное развитие НГК. Поскольку бизнес в НГК сильно зависит от политических условий, политическое рентоискательство препятствует технической модернизации – даже обновлению оборудования в самом НГК. Фирмы-экспортеры получают от продажи ресурсов быстрые и достаточно легкие сверхдоходы, что увеличивает относительную норму отдачи от стратегии выведения активов (эта стратегия хорошо описывается простонародным российским выражением «хапнуть и убежать»). В результате власть закона теряет свою привлекательность для агентов, обогащающихся за счет применения стратегии выведения активов. Вместо того чтобы разрабатывать рассчитанные на длительную перспективу проекты модернизации отрасли, предприниматель разрабатывает схемы уклонения от уплаты налогов и вывода капитала за рубеж. Применением этой стратегии, требующей особых отношений с властью, активно занимается как бизнес-элита, тесно связанная с государством, так и непосредственно сама государственная элита, активно занимающаяся бизнесом.   Власть и организованная преступность Российская организованная преступность (ОПГ) имеет в России не только значительную долю материальных активов, но и конкретную политическую власть. Государственная правоохранительная система пытается противостоять этому злу. Однако ОПГ показывают умение концентрировать ресурсы на главных направлениях. Члены ОПГ участвуют в политических выборах и выигрывают их, становясь губернаторами, мэрами городов, главами поселений, депутатами всех уровней. Движение по созданию под руководством народных избранников, вместе с представителями других ветвей власти, организованных, устойчивых криминальных группировок с целью абсолютного захвата власти и ресурсов конкретного муниципального округа, а иногда и всей области, возникло в России не вчера. Корни идут еще от структур КПСС, после развала СССР. Но если в 90-е годы банды были носителями классического примитивного силового бандитизма и рэкета, то с начала 2000-х годов направленность деятельности наиболее дальновидных преступных сообществ изменилась. Представители ОПГ пошли во власть, а зачастую, и сами представители власти начали создавать ОПГ. Потому что любая государственная власть дает доступ к бюджетным средствам и материальным ресурсам данного региона, что намного безопаснее уличной преступности по одной и той же причине - власть сама себя наказывать не будет.  На большей части России ОПГ с административным ресурсом  полностью подменили систему местного самоуправления и являются наиболее простой бизнес - схемой в бюрократизированной стране. Создание ОПГ не требует инвестиций и начального капитала. ОПГ создается для улучшения жизни участников преступных сообществ и получения прибыли. В ОПГ действуют смелые, инициативные и умные люди, делающие сделать быструю карьеру. Отсутствуют национальные, сословные и классовые различия. Наказание — реально и неотвратимо. Премии — моментально и по справедливости. ОПГ гарантирует защиту и обеспечивает безопасность своих членов. Полное отсутствие бюрократии — быстрота принятия решений. Ситуация с криминализацией власти в структуре местного самоуправления намного меньше зависит от человеческого фактора, чем это принято считать. Можно сказать, что и вообще не зависит. Можно даже сказать наоборот: если глава местного самоуправления действительно является выразителем воли и потребностей населения данного округа, то вот в этом случае здесь присутствует его личный человеческий фактор. На самом деле все происходит так же, как это происходило в других странах. В демократических странах Запада это по объективным геополитическим причинам произошло значительно раньше. В России процесс задержался, но он идет. Конец 80-х годов. СССР полностью проиграл экономическое соревнование со своими западными оппонентами. Особенно это касалось одной из самых важных компонентов милитаризованной страны – обороны. Так называемая «холодная война» была полностью проиграна. У СССР не хватило ресурсов. Народ нищий и обманутый, особенно в сфере национальной политики и распределении национального богатства. Развал СССР показал всю убогость немотивированной материальной системы развития общества. Страна вернулась в свое нормальное состояние, но в сильно урезанных границах, в том числе, и экономического пространства. Перемена власти с тоталитарной на демократическую, даже чисто теоретически, не могла сразу улучшить состояние разоренной гонкой вооружений и политическими амбициями КПСС экономики страны. Нищее население без гарантированных источников существования, страна на гране голода, потоки беженцев, разгул уличной организованной преступности. Массовые убийства и террор по отношению к  русскоязычному населению в национальных окраинах страны. Экономика, которая не приспособлена работать в рыночных условиях. Каждый выживал, как мог. Демократия и нищета - несовместимые понятия. Исторически нищета российского населения всегда сдерживала реформы, которые проводились еще в царской России. Вся экономика России формировалась вокруг добычи ресурсов, и намного меньше внимания уделялось развитию и совершенствованию качества населения, как возможного основного производителя национального продукта. Никогда не существовало значительной части населения, которое являлось бы носителем и потребителем демократических ценностей. Зато всегда была идея «отнять и поделить».   Так Россия вступила в эпоху своего демократического развития. Без валютных запасов, без продовольствия. Экономическая ситуация на мировом рынке вообще была крайне неблагоприятна для России – очень низкие цены на энергоносители. Да еще и крайне враждебное отношение по всему периметру новых границ. Государственный долг СССР, правопреемником которого стала Россия, никак не способствовал быстрому восстановлению экономики. Невероятная и беспрецедентная в мировой практике реформа по приватизации государственной собственности проходила в обстановке полного хаоса и коллапса государственных структур и высочайшей степени криминализации общества. Криминализация выросла до военных угроз. Началась война на Кавказе. Все эти факторы предвещали неизбежный скорый развал российского государства и постепенную гибель нации, как это было уже с великими империями прошлого. Но, Россия выстояла и выжила. Начала выстраиваться вертикаль власти - единственная в тот момент возможность не потерять страну. Чтобы выстроить эту вертикаль власти сверху и донизу, нужны были люди, лояльные к власти. Первый резерв на лояльность составляли силовики, действующие и недействующие. После распада СССР служивый люд оказался в глубокой социальной пропасти. Они стали просто не нужны. Все силовые структуры деградировали и не были способны хоть как то обеспечить сотрудников для достойной жизни. Вдобавок ко всему резко упал престиж службы, особенно военной. Меньше пострадали органы МВД, но только потому, что сама служба давала большой коррупционный ресурс. Очень сильно пострадали все специальные службы государственной безопасности, сотрудники которых были хорошо профессионально подготовлены. В общем, все служивые - действующие и те, кто на пенсии, остались без средств существования и еще, вдобавок за все прегрешения КПСС, всенародно униженными. Что им было делать? Идти в бизнес? Да, они пошли в бизнес - с навыками по владению оружием, конспирации, слежке, пыткам и другими, сугубо профессиональными навыками. Второй человеческий резерв – это не успевшие состояться в СССР комсомольские и молодые партийные работники. КПСС нет - и движения по партийной линии тоже нет. До реальной власти стало необычайно далеко. Из этого человеческого ресурса вышли многие деятели современной России: политики, олигархи, миллионеры, известные террористы и националистические деятели, руководители ОПГ и прочие «герои России». Этот человеческий ресурс – самый опасный в социальном плане, потому представители ресурса хотят не только денег, но и безграничной личной власти. Третий человеческий ресурс для «вертикали власти» представляли руководители бандитских формирований, которые сколотили немалые состояния на крови и сумели избежать заслуженной кары. Надо отметить, что среди них в процентном отношении больше всего талантливых и смелых негодяев. Они так же, как и все искали место в бизнесе для приложения своих капиталов и место во власти для легализации своего положения. Вот это три основных составляющих для формирования вертикали власти. К ним еще необходимо добавить и действующие органы правоохранительных и судейских структур. Но никто из выше перечисленных граждан за идею долго работать бы не стал. А нужно было провести долгосрочную и тяжелую работу по установлению государственной власти на всей территории России и возврата основных ресурсов России под государственное управление. Другими словами, создать единое экономическое и правовое пространство  и любым способом обеспечить приток денег в Россию и формирование массового среднего класса – опоры государства и демократии.  Взамен за лояльность к власти представителям этих трех групп была разрешена условная вседозволенность по отъему чужой собственности. В принципе нового в этом ничего не было. То же самое сделали и большевики, когда для сохранения единства и государственности России привлекли  к управлению государством массы безграмотных и криминальных слоев общества. Состояние авиационной промышленности России В бывшем Советском Союзе авиационной промышленности отводилась ключевая роль в поддержании обороноспособности страны, развитии транспорта, в наращивании машинотехнического экспорта. Продукция отрасли олицетворяла научно-технический прогресс. Численность занятых в советской авиационной промышленности превышала 2 млн. чел. В отрасли функционировало около 250 предприятий, занимавшихся разработкой и производством авиационной техники. В гражданском секторе самолетостроения было налажено крупносерийное производство: в год выпускалось более 150 магистральных, региональных и грузовых самолетов. Эта авиатехника не только обеспечивала потребности гражданской авиации страны, но и экспортировалась во многие страны мира. В СССР применялся полностью замкнутый технологический цикл, благодаря чему, авиационная и смежные с ней отрасли промышленности обеспечивали разработку и производство всех основных видов воздушных судов гражданской авиации и всех необходимых для их производства материалов и комплектующих. При этом поддерживалось примерное техническое равновесие с США и объединенной Европой, также создавшими у себя полные циклы разработки и производства гражданской авиатехники: до конца 1980-х годов отставание в одной технологической сфере компенсировалось преимуществами в другой. Например, российская технология обеспечения аэродинамических характеристик крыла считалась лучшей в мире. В 1991 г. в России начался резкий спад объема воздушных пассажирских перевозок с достигнутого в 1990 г. максимального уровня в 160 млрд. пасс.-км. В 1992 г. авиаперевозки сократились на 22%, в 1993 г. – на 29%. В дальнейшем спад продолжался вплоть до 1999 г., когда объем авиаперевозок составил 54 млрд. пасс.-км, что примерно соответствовало уровню 1970 г.. После 1993 г. российские авиакомпании начали активно использовать два механизма «дешевого» пополнения своего парка, не связанных с отечественным производством новой техники: лизинг самолетов зарубежного производства (в основном подержанных) и реэкспорт подержанной авиационной техники советского производства. Несмотря на формально существовавшие тарифные барьеры, российский рынок оказался открытым для проникновения в страну зарубежной авиатехники. С 1995 по 2002 г. в Россию было ввезено более ста самолетов из Китая, Восточной Европы и стран Балтии. В 2009 году российские авиакомпании приобрели 115 зарубежных самолетов, большей частью подержанных. Средний возраст авиапарка ведущих российских и зарубежных авиакомпаний указан в таблице. Российские авиакомпании Средний возраст, лет Зарубежные авиакомпании Средний возраст, лет Аэрофлот 5,6 Emirates Airlines (ОАЭ) 3 Сибирь (S7) 9,4 Australian Airlines (Австралия) 4,9 Россия 12,4 Singapore Airlines (Сингапур) 6 Уральские авиалинии 15,3 China Eastern Airlines (Китай) 7 Донавиа 16,4 Air Astana (Казахстан) 7 ВИМ-Авиа 16,7 Lufthansa (Германия) 7,5 Трансаэро 18,2 GOL Transports Aereos (Бразилия) 7,5 Sky Express 20 Air France (Франция) 8,5 КД авиа 21,2 Air India (Индия) 9,8 Нордавиа 22.3 British Airways (Великобритания) 10 Ютэйр 22,7 United Airlines (США) 10 Сегодня российские гражданские транспортные самолеты разрабатывают и производят авиастроительные комплексы «Ильюшин» (самолеты Ил-96-300, Ту-204, и Ан-148 на Воронежском заводе и Ульяновском заводе «Авиастар»), «Туполев» (самолеты Ту-204, Ту-214 и Ту-334 на Казанском авиационном производственном объединении им. Горбунова), «Яковлев» (самолеты Як-40 и Як-42 на Смоленском заводе). В последнее время и сугубо военные авиастроительные комплексы (такие как «Сухой», «Иркут») стремятся стать производителями гражданских самолетов. Так, ОАО «Иркут» развернуло работы по проектированию и подготовке к серийному выпуску пассажирских самолетов нового поколения МС-21, а «Сухой» старается наладить серийное производство регионального самолета Sukhoi Superjet 100. По некоторым оценкам, на Россию приходится более 50% всех производственных линий гражданской авиации мира. Попытки реструктуризации наталкивались на отсутствие спроса на российские самолеты со стороны российских перевозчиков и относительно малый экспортный рынок. На самом же деле потенциальный спрос на пассажирские самолеты в России огромен. По оценкам компании «Airbus», в следующие двадцать лет (до 2030 г.) России потребуется 700 пассажирских самолетов на сумму 72 млрд. долларов. Ведущие российские оборонные авиастроительные предприятия, такие как «Сухой» и «Иркут», выбранные для налаживания производства новых перспективных самолетов, отстают по объемам продаж от бразильской компании «Embraer» в четыре раза, а от «Boeing» и «Airbus» – почти в 50 раз. Уровень производительности труда в российских компаниях на порядок ниже, чем в ведущих зарубежных авиастроительных корпорациях. Темпы производства показаны в таблице. Производство гражданских авиалайнеров в России в 2005-2010 годах. Тип самолета 2005 2006 2007 2008 2009 2010 Ан-140 - 1 1 - 1 - Ан-148 - - - - 2 4 Ан-38 - - 1 - - - Ил-96 1 2 2 2 4 - Ту-154 1 1 1 - - - Ту-204 3 4 2 10 6 4 Ту-214 1 2 - 1 3 1 Всего 6 10 7 13 16 9 Таким образом, за последние шесть лет пять основных финальных заводов (ульяновский, воронежский, казанский, самарский и саратовский) выпускали в среднем 9 лайнеров в год, или менее двух самолетов в расчете на одно предприятие, включая как пассажирские, так и грузовые модификации. При этом самарский и саратовский заводы в указанный период продолжали достраивать самолеты устаревших советских конструкций. В то время как зарубежные компании, производящие гражданскую авиатехнику, продают сотни самолетов в год. Поставки гражданских самолетов ведущими зарубежными авиастроительными компаниями, 2000-2010 годы. «Boeing» «Airbus» «Bombardier» «Embraer» 2000 491 311 160 2001 527 325 161 2002 381 303 131 2003 281 305 101 2004 285 320 148 2005 290 378 141 2006 398 434 130 2007 441 453 361 169 2008 375 483 349 204 2009 481 498 302 244 2010 462 510 320 246 В 2010 году компания «Boeing» поставила мировым авиакомпаниям 462 самолета, «Airbus» – 510, «Bombardier» – 320, «Embraer» – 246 самолетов. Те компании, которые снижают объемы продаж до уровня 50–80 самолетов в год, попадают в зону риска, после чего, как правило, следуют банкротства, перепрофилирование или поглощение другими, более крупными производителями самолётов. Таким образом, российский авиапром (даже если рассматривать его как единую компанию), доля продаж гражданской продукции которого не превышает в последние годы 0,5% мирового авиационного рынка, давно перешел критический рубеж, за которым следует прекращение деятельности. Зарубежные поставщики магистральных самолетов выводят на мировой рынок новую модель или модификацию практически ежегодно. Российский авиапром в 1992–2010 годы начал поставлять в авиакомпании три типа самолетов, разработка и подготовка производства которых в основном были проведены в советский период: Ил-96-300, Ту-204, Ту-214. Что же касается самолетов, процесс создания которых пришелся на период функционирования отрасли в рыночных условиях, заключительная стадия их создания (от начала подготовки производства до поступления в эксплуатацию) затянулась на неопределенный срок. Такая ситуация сложилась с самолетами Ту-334, Ту-324, Ту-234 и рядом других. Необходимо отметить, что отдельные технические характеристики новых отечественных и зарубежных самолетов (топливная эффективность, масса сухого снаряженного самолета на одно пассажирское место) практически совпадают, а по ценовым параметрам российская авиатехника даже имеет преимущество. Сравнительная конкурентоспособность российских и зарубежных самолетов. Тип самолета Число пассажиров Стоимость, млн. долларов Топливная эффективность, г/пасс.-км Ил-96 300 58 Зарубежные аналоги: А-330-300 295 185 Boeing-767-300 295 170 Ty-204 210 40-45 19,3 Зарубежные аналоги: А-320 220 90 18,5 Boeing-757-200 216 80 23/4 Ту-334 100-140 17-20 20 Зарубежные аналоги: Embraer (Бразилия) 78-118 27-35 Bombardier (Канада) 70-90 24-40 До последнего времени Россия устанавливала пошлину в 20% при покупке зарубежных самолетов, если не было соответствующего отечественного аналога. Аналоги были и есть, однако это не мешает российским авиакомпаниям требовать снижения пошлин – под предлогом недостаточных объемов производства у российских предприятий. А малые объемы производства являются следствием государственного недофинансирования предприятий. Предприятия отрасли понесли серьезные кадровые потери. Например, на авиационном заводе в Ульяновске, где в советский период работало почти 40 тыс. чел., занятость в самолетостроительном производстве в настоящее время составляет 8 тыс. чел. На Воронежском авиационном заводе работает 7 тыс. чел., на Казанском – 6 тыс. В конструкторском секторе идет старение кадров, средний возраст работающих приближается к критическому пределу в 60 лет. В 2000-х годах в авиапроме наступила стадия стабилизации. У предприятий появилась возможность реструктурировать долги перед бюджетом, существенно улучшить свое финансовое положение и, что самое главное, приостановить отток рабочей силы. В настоящее время, по мнению некоторых экспертов, главная проблема российской авиационной промышленности не в отсутствии заказов, а в недостатке специалистов для выполнения производственных программ. Например, Воронежскому авиазаводу, чтобы продолжать выпускать Ил-96 и наладить производство Ан-148, требуется увеличить численность персонала примерно в два раза. То же самое относится и к компании «Авиастар», которая занимается сборкой самолетов Ту-204 в Ульяновске. Здесь нехватка персонала составляет 3 тыс. чел. В апреле 2011 года президент России признал, что самолеты российского производства имеют целый ряд технических недостатков. По этой причине от покупки самолетов Ту-204 отказался Иран. Осенью 2010 г. программа сборки Ту-204 и Ту-204СМ оказалась под угрозой из-за отказа авиакомпании «Москва» купить 15 самолетов этого типа. Наиболее печальна судьба Ту-334. Этот российский магистральный пассажирский самолет был разработан для замены Ту-134, Ту-154Б и Як-42. Самолет способен садиться на все аэродромы России и стран СНГ, включая грунтовые. Он единственный в своем классе может совершить посадку без работающих двигателей. Ту-334 на 97% состоит из комплектующих, выпускаемых российскими предприятиями. Самолет соответствует Главе 4 ИКАО по шумам и имеет возможность летать в Западную Европу; кроме того, он оснащен востребованной авиаперевозчиками системой предупреждения аварийных ситуаций. Самолет МС-21 планируется собирать на Иркутском авиационном заводе, принадлежащем корпорации «Иркут», производящей военные самолеты Су30 МК и самолеты-амфибии Бе-200. Более сложная ситуация с заменой Ту-334 на Sukhoi Superjet 100. Общая стоимость разработки Ту-334 на момент его первого полета в 1999 году составляла порядка 100 млн. долларов, в то время как компании «Bombardier» и «Embraer» тратили на создание аналогичных машин по 600 млн. долларов. Предполагавшийся производитель Ту-334, Российская самолетостроительная корпорация «МиГ», подписала контракт с Ираном на производство ста самолетов на сумму 1,6 млрд. долларов. Но в это время в России стали стремительно расти цены (после кризиса 1998 г.). Иран наотрез отказался пересматривать условия контракта, а Россия не стала дотировать производство. Политика в отношении авиационной отрасли выглядит загадочно. Так, авиационный завод в Комсомольске-на-Амуре и Новосибирское авиационное объединение, входящие в корпорацию «Сухой», финансируются на 100%, ульяновский завод «Авиастар» (выпускает Ту-204) – на 40%, а Воронежское авиационное объединение ВАСО, выпускавшее Ил-86, Ил-96 и осваивающее производство регионального самолета Ан-148, на который имеется 70 твердых заказов, – лишь на 14%. В 2009 году с этого завода было уволено около тысячи работников, а сам завод начал производить отдельные детали для самолетов А-320 и А-380. В случае своевременной государственной поддержки производства Ту-334 и Ан-148, российский внутренний рынок авиаперевозок не был бы занят на 70% зарубежными самолетами, большей частью весьма изношенными. Знаковым можно считать отказ итальянской компании «Alitalia» от приобретения 20 самолетов Sukhoi Superjet 100 на сумму 600 млн. долларов. Несмотря на достигнутую договоренность на высшем уровне, «Alitalia» вместо этого самолета предпочла бразильский Embraer T-190. В исследованиях зарубежных специалистов указывается, что Sukhoi Superjet 100 ничем не отличается по своим техническим характеристикам от двух других региональных российских лайнеров – Ан-148 и Ту-334. Это отражает отсутствие у российских менеджеров элементарного опыта проведения соответствующих рыночных исследований. В отличие от других лайнеров, Sukhoi Superjet 100 имеет клиренс всего 47 см, что требует идеальной полосы для взлета и посадки. Существуют серьезные риски повреждений двигателя посторонними предметами. Иными словами, он не может садиться на грунтовые аэродромы, как Ан-148 и Ту-334. Но и на аэродромах с твердым покрытием ему нужна чистая поверхность и тщательная подготовка. Для небольших аэродромов Сибири и Дальнего Востока, не имеющих современной инфраструктуры, Sukhoi Superjet 100 совершенно не годится. У руководства России есть понимание, что гражданская авиационная промышленность, сохраняющая лучшие традиции советского и производственный потенциал, не должна быть утрачена. Во-первых, стабильная работа авиапромышленности создает предпосылки для сохранения и развития целого ряда других высокотехнологичных отраслей промышленности ввиду разветвленности технологических цепочек, образующихся в процессе создания современных самолетов. Во-вторых, устойчивое развитие отечественного производства самолетов является условием нормального функционирования системы гражданской авиации страны – особенно компаний, работающих преимущественно в секторе внутренних перевозок, для которых перспектива перехода на импортные воздушные суда чревата серьезными экономическими проблемами. В-третьих, потенциал гражданского авиастроения может быть использован для изменения сложившейся структуры российского экспорта и ослабления его зависимости от нестабильной конъюнктуры рынка энергоносителей. В-четвертых, отечественная авиапромышленность и смежные с ней отрасли выполняют важнейшую социальную функцию, обеспечивая сохранение высококвалифицированных рабочих мест на производстве, в научно-исследовательских институтах, конструкторских бюро, в авиационных вузах и техникумах. Только в 2009 г. правительство выделило Объединенной авиастроительной корпорации 3 млрд. долларов. Для сравнения: корпорация «Boeing» лишь на исследования в области композитных материалов для одной только модели своего самолета B-787 Dreamliner получила от государства 22 млрд. долларов. Состояние российской металлургической промышленности Металлургия – второй по значимости (после нефти и газа) сектор российской экономики. Отрасль производит продукции на 70 млрд. долларов; больше половины ее экспортируется, рентабельность исключительно высокая. Но успешное развитие металлургии в последние годы вызывает неоднозначные ощущения. Металлургия все больше выглядит хоть и полезным, но всего лишь довеском к сырьевой специализации страны. Отечественные компании не стремятся укреплять на своих предприятиях характерную для развитых экономик мира специализацию на высоких переделах, металлообработка не особо их интересует, некоторые от нее и вовсе уже отказались. На сегодняшний день Россия занимает в мире 4-е место по производству стали (67,9 млн. тонн в год), 3-е место по экспорту стальной продукции (27,6 млн. тонн в год – 46% от общего объема производимого металлопроката), входит в первую десятку стран мира по импорту (5,1 млн. тонн в год; доля импорта во внутреннем потреблении стального проката составляет 14%). Доля черной металлургии в общем объеме промышленного производства составляет около 9,8%. В состав отрасли входит более 1,5 тыс. предприятий и организаций, 70% являются градообразующими. В отрасли занято свыше 660 тыс. человек. В черной металлургии России сформировалось 9 крупных компаний и вертикально интегрированных корпоративных групп, на долю которых приходится более 80% объемов промышленного производства отрасли (это металлургические компании «ЕвразХолдинг», «Северсталь», «Новолипецкий металлургический комбинат», «Магнитогорский металлургический комбинат», «УК Металлоинвест», «Мечел», а также трубные компании «Трубная металлургическая компания», «Объединенная металлургическая компания», ЗАО «Группа Челябинский трубопрокатный завод»). Начиная с 1999 года, благодаря действию как внутренних, так и внешних факторов, начался рост металлургического производства. В 2006 г. объемы производства основных видов продукции черной металлургии превысили уровень начала 1990-х годов. Для развития металлургической промышленности в Российской Федерации существуют благоприятные условия. В результате использования дешевых энергетических, сырьевых и трудовых ресурсов себестоимость производства металлопродукции является одной из самых низких в мире. Учитывая, что металлопродукция реализуется как на внешнем, так и на внутреннем рынке фактически по мировым ценам, российские металлургические компании являются одними из наиболее рентабельных в мире. Так, отношение чистой прибыли к выручке крупнейших российских комбинатов черной металлургии в последние несколько лет составляло 0,15–0,3 что существенно превышает аналогичные показатели ведущих мировых компаний (0,02–0,07). При таких благоприятных условиях и высоких финансовых показателях темпы развития отрасли в 2000–2008 годах были не на высоком уровне: производство основных видов продукции (прокат черных металлов, железная руда) росло в среднем на 2–3% в год. Это обусловлено высоким уровнем загрузки производственных мощностей в металлургии, а также длительными сроками строительства и высокой капиталоемкостью новых мощностей. Сказывалось и то, что на инвестиции в основной капитал в последние годы направлялось 25–35% от сальдированного финансового результата черной металлургии, большая часть прибыли расходовалась на другие цели, в том числе на приобретение производственных активов в других секторах экономики и за рубежом, на выплату дивидендов. Наблюдаемый в настоящее время рост цен на металлопродукцию на мировых рынках ведет к увеличению российского экспорта, в первую очередь полуфабрикатов. Так, за первый квартал 2010 г. выросли экспортные поставки заготовок на 9 %, чугуна – на 7,7%, кокса и полукокса – на 6,4%, тогда как поставки продукции повышенной технологической готовности – плоского проката снизились на 4,5% по отношению к аналогичному периоду 2009 года. Крупнейшие металлургические компании мира: Компания Страна Производство стали, млн. т 1. ArcelorMittal Люксембург 77,5 2. Baosteel Group Китай 31,3 3. POSCO Южная Корея 31,1 4. Nippon Steel Япония 26,5 5. JFE Япония 25,8 6. Jiangsu Shagang Китай 20,5 7. Tata Steel Индия 20,5 8. Ansteel Китай 20,1 9. Северсталь Россия 16,7 10. Евраз Россия 15,3 Экстраполяция нынешнего процесса консолидации металлургического производства позволяет прогнозировать, что к 2015 г. на первую десятку игроков придется уже до 40% глобального металлургического рынка. Это означает, что первые три-четыре компании будут выплавлять в среднем более 80 млн. тонн стали в год. Сочетание относительно невысокой стоимости металлургических активов с высокими прибылями будут стимулировать процесс дальнейших слияний и поглощений в этом секторе. На металлургическом рынке сложились три группы компаний, которые будут действовать в среднесрочной перспективе: глобальные игроки, региональные чемпионы и нишевые специалисты. Глобальные игроки имеют производственные мощности свыше 50 млн. тонн стали в год и обладают глобальной сетью заводов. Они производят всю номенклатуру стальной продукции при ведущей роли готовых изделий. По состоянию на 2010 г. к глобальным игрокам можно отнести только Arcelor Mittal. Глобальные игроки способны использовать в полной мере преимущества производства продукции в развивающихся странах, включая более низкую заработную плату, более дешевые энергоресурсы и сырье, меньшие потребности в капитале, близость к новым источникам спроса. Например, глобальная компания организует мало затратное производство низких переделов в Бразилии; осуществляет инновационное и технологически емкое производство высоких переделов в Европе, Японии или Корее; обеспечивает доступ своей продукции на рынки быстроразвивающихся стран, таких как Индия или Китай, кооперируясь с местными металлургическими компаниями или отдавая на аутсорсинг специфические функции. Региональные чемпионы обычно имеют объемы производства в диапазоне от 10 до 50 млн. тонн и концентрируют свою деятельность в одном ключевом регионе, хотя и могут осуществлять некоторые операции (или владеть сбытовыми подразделениями) в других регионах. В свою очередь, они могут быть двух типов. К первому типу относятся, как правило, компании из так называемой металлургической триады (США, Европа, Япония). Такие компании обладают производственными мощностями высокого передела нижнего предела в развивающихся странах. Ко второму типу региональных чемпионов относятся компании из стран с низкими издержками, заинтересованные в получении современных технологий, а также результатов исследований и разработок, проводимых в странах «триады». Металлургические компании – нишевые специалисты обычно производят в год не более 5 млн. тонн стали. Однако это высокотехнологичные виды продукции, такие как инженерная и машиностроительная сталь, специальные виды формовой стали (тонколистовой металл, оцинкованный лист и др.). Как правило, нишевые специалисты размещаются в развитых странах и предлагают свои продукты, как на региональном, так и на глобальном рынках. Поскольку продукция таких компаний требует специфических высокотехнологичных производственных процессов, они располагают всего одним или двумя-тремя заводами, но множеством центров продажи, часто на глобальном уровне. Ключевыми направлениями стратегии таких компаний являются: стимулирование роста с помощью продуктовых инноваций, часто совместно с потребителями; усиление сервисных операций; концентрация на производстве высококачественных изделий высокой добавленной стоимости. Состояние российской химической промышленности Приватизация только усилила деформацию структуры химической промышленности, существовавшую в советское время. Фактически химическая отрасль разделилась на две части: базовые крупнотоннажные и нефтехимические производства, входящие в вертикально-интегрированные компании и развивающиеся в соответствии с интересами владельцев сырья, с одной стороны, и предприятия, производящие продукцию для внутреннего рынка, испытывающие конкурентное давление со стороны зарубежных конкурентов и все возрастающий дефицит сырья – с другой. Среди основных проблем, определяющих особенности текущего состояния и перспективы развития химического комплекса, – физический и технологический износ оборудования (60–80%) и продолжающееся его старение. Удельный вес оборудования возрастом более 30 лет составляет в производстве полиэтилена 65%, а в производстве поливинилхлорида – 70%. За последние шесть лет суммарные инвестиции в отрасль составили 14 млрд. долларов. По оценкам экспертов, в новые машины и оборудование было вложено не более 5 млрд. долларов, большая же часть была потрачена на текущий технологический ремонт, энергомощности и строительство или аренду экспортных терминалов. Государство, рассчитывая на активность частных инвесторов, практически полностью устранилось от финансовой поддержки отрасли, выделяя менее 0,1% общей суммы отраслевых капиталовложений в рамках адресной инвестиционной поддержки социально значимых производств (фармацевтических препаратов для диагностики и терапии онкологических заболеваний, инсулина, йодистых препаратов, кормовых белков). Существенным тормозом развития российской химической промышленности является отсутствие крупных эффективных компаний, способных конкурировать с ведущими глобальными игроками. Так, крупнейшая российская химическая компания «Сибур Холдинг» имела в 2009 г. оборот около 5,3 млрд. долларов, примерно в восемь раз уступая по этому показателю cаудовской SABIC и в два раза – японской Shin-Etsu Chemical, занимающей двадцатую строчку среди мировых производителей. Остальные крупные российские компании, такие как «Салаватнефтеоргсинтез», «Еврохим» и «Нижнекамскнефтехим», в свою очередь, в два – три раза отстают от «Сибура» по объемам оборота. Кроме того, в компании «Сибур» занято почти в два раза больше работников, чем в SABIC. Иными словами, по уровню производительности труда российские химические компании вообще не сопоставимы с мировыми лидерами. Основные показатели деятельности химических компаний SABIC и «Сибур Холдинг» в 2009 г. Компании Объем оборота (млрд. долл.) Численность занятых (тыс. чел.) Производительность труда (тыс. долл/чел.) SABIC (Саудовская Аравия) 42,4 31 1400 «Сибур Холдинг» (Россия) 5,3 53 90 Товарная номенклатура экспорта российского химического комплекса представлена, главным образом, продукцией низкой и средней степени технологического передела. Лидирующие позиции традиционно занимают минеральные удобрения и синтетические каучуки (30–35% и 9–10% валютных поступлений соответственно). Важными статьями являются также аммиак, метанол, капролактам, пластмассы, - продукция, востребованная для дальнейшего передела в продукцию с более высокой добавленной стоимостью. Товарная структура экспорта химической и нефтехимической продукции в 2008 г., % В отличие от экспорта, номенклатура российского химического импорта многообразна, в ней традиционно превалируют высокотехнологичные товары: изделия из пластмасс, автомобильные шины, лакокрасочные материалы, химические средства защиты растений, резинотехнические и резиновые изделия, катализаторы, пластификаторы – то есть товары с высокой добавленной стоимостью. Зачастую из России вывозится продукция сырьевого назначения, которая за рубежом перерабатывается и в качестве товаров с высокой добавленной стоимостью возвращается на российский рынок. В настоящее время в России прекращено производство некоторых видов полимерных материалов (полиамиды, поликарбонаты), каучуков специального назначения, клеев, герметиков и прочее. Под угрозой закрытия находится производство всех углеродных материалов, необходимых для изготовления конструкционных теплостойких композиционных материалов, используемых в современной авиационной и ракетно-космической технике, атомной промышленности. Присоединение России к ВТО, с одной стороны, даст инструменты для урегулирования конфликтов, связанных с антидемпинговыми ограничениями российского экспорта, а с другой – увеличит открытость отечественного рынка. Последнее, как показывают расчеты, приведет к снижению (по разным химическим продуктам на 20–50 процентных пунктов) уровня относительной ценовой конкурентоспособности российских химических и нефтехимических товаров, как на внешнем, так и на внутреннем рынках вследствие постепенного выравнивания внутренних и мировых цен на энергоресурсы. Долговременный экономический кризис 1990-х годов, совмещенный с радикальными изменениями характера и структуры собственности, расстроил инвестиционный процесс в российском химическом комплексе вплоть до попадания ряда предприятий в «инвестиционную яму». Хотя в последние годы объем инвестиций в отрасли несколько увеличился, в 2008 году он составил всего 60% от уровня 1991 года. Серьезными факторами, изменяющими характер мировой химической промышленности, стали активное развитие нефтехимии в странах Ближнего Востока и переход некоторых крупных потребителей российской продукции (например, КНР) от импорта продукции к собственному производству и экспорту. В 2008 году Министерство промышленности разработало стратегию развития российской химической промышленности до 2015 года. В ней в целом дана правильная и объективная оценка сложившейся в российской химической отрасли ситуации. При этом ставится задача в 3–5 раз увеличить объемы производства химического комплекса и приблизиться к уровню развитых стран по душевому производству основных химических продуктов. Производство на душу населения пластических масс и синтетических смол прогнозируется на 2015 год в объеме не менее 68,0 кг/чел (против 25,9 кг/чел в 2005 году), химических волокон и нитей – не менее 5,0 (против 1,1) кг/чел, синтетических каучуков и латексов – не менее 14,5 (против 8,0) кг/чел. Выполнение этих планов потребует увеличения капиталовложений примерно в 15 раз против уровня 2005 года (в сумме около 130 млрд. долларов). В документе упор делается на капиталовложения частного сектора экономики – крупными корпоративными структурами, включающими в себя предприятия, на базе которых возможно формирование законченных технологических цепочек от добычи углеводородного и минерального сырья до выпуска наукоемкой химической продукции высоких переделов. Однако на сегодняшний день в России подобные корпорации отсутствуют. Например, у компании «Сибур» прибыль за 2009 год составила всего 600 млн. долларов. Еще ниже она у других российских химических компаний. Именно поэтому наиболее реальным кажется другой тезис упомянутой стратегии – о том, что в ближайшие годы практически все отрасли российского химического комплекса окажутся в ситуации борьбы за выживание. Состояние угольной отрасли России Угольная отрасль в России является одной из самых крупных в мире, пройдя за последние десять лет существенную реструктуризацию. Практически в полном объёме угледобыча ведётся частными компаниями, формирующими специфику рынка.  Качества угля, добываемого в российских угольных бассейнах, не является неоднородным. В России сосредоточено более трети общемировых запасов угля, из которых около 70% приходится на долю бурого угля. Угольные бассейны, при этом, являются весьма доступными, и их разработка в сочетании с применением современных технологий ничем не затруднена. Добыча угля в России, как шахтным способом, так и в угольных разрезах, постоянно увеличивается. В 2008 году её объём составил более 315 млн. тонн. Являясь лидером по угольному экспорту, Россия поставляет уголь в страны Европейского Союза, в Китай, Японию, Турцию и другие государства. Угольная отрасль России играет огромную роль в энергобалансе страны. Уголь широко используется в выработке электроэнергии, составляя более 25% в балансе топливно-энергетического комплекса. Доля угля в работе тепловых электростанций продолжает увеличиваться. Согласно стратегическим планам развития отрасли она должна составить 31-38% к 2020 году. На рынке коксовых углей происходит существенное возрастание спроса. Около 57% рынка формируют его основные участники, в число которых входит «Евраз групп», «Сибуглемет» и «Южный Кузбасс». Они же добывают до 70-80% твёрдого и полутвёрдого угля, который считается наиболее ценным для промышленности. Перспективы развития угольной отрасли в России связаны с интеграцией угольного производства и энергетики, что позволит создать на базе шахт современные энергетические объекты. Развитие должно происходить по пути переоборудования имеющихся шахт электроэнергетическими генераторами для выработки энергии. Рассматривается возможность переоснащения перерабатывающего производства для изготовления синтетического моторного топлива. Ожидается, что в ближайшие годы России не угрожает дефицит угля, и баланс спроса и предложения на рынке будет сохраняться. Крупнейшими в России являются Печорский, Кузнецкий, Челябинский, Иркутский, Канско-Ачинский, Тунгусский, Ленский, Минусинский угольные бассейны. Например, запасы Печорского угольного бассейна составляют свыше 344 млрд. тонн. Глубина добычи угля доходит здесь до 300 метров. Кузнецкий угольный бассейн, который находится на юге Западной Сибири, признан крупнейшим угольным месторождением в мире. В Кузбассе добывается 56% российского каменного угля и до 80% коксовых углей. Потребителями кузбасского угля являются ведущие производственные предприятия в Сибири, на Урале и в Европейской части России. Вдоль склона Саянских гор вплоть до Байкала протянулся Иркутский угольный бассейн, который хранит в себе запасы угля около 7,5 млрд. тонн. Бассейн характеризуется неоднородной плотностью залегания угольных пластов различной мощности. Большая часть добываемой здесь породы используется в энергетических целях. Канско-Ачинский угольный бассейн находится недалеко от Кузбасса, и добываемый на нём уголь применяется для работы энергосистемы Красноярского края и Республики Хакасия. Разработка и добыча угля ведётся крупнейшими в регионе предприятиями, среди которых Сибирская угольная энергетическая компания и ОАО «Красноярскрайуголь». В Хакасии также расположен Минусинский угольный бассейн, запасы которого оцениваются в 2,7 млрд. тонн угля. Понимая значимость развития отрасли для экономики России в целом, Правительство России приняли программу развития отрасли до 2030 года. В числе главных приоритетов Программы - полное обновление производственного потенциала отрасли. К 2030 году будет введено 505 млн. тонн новых мощностей по добыче угля, при этом ожидается сокращение около 380 млн. тонн мощностей. Число угольных разрезов уменьшится со 121 до 82, число шахт – с 85 до 64. По расчетам Минэнерго России, объем затрат на ликвидацию убыточных и опасных предприятий оценивается примерно в 120 млрд. руб. По прогнозам Министерства энергетики РФ доля Восточной Сибири в общем объеме добычи возрастет с 25,8% до 32%. Как ожидается, внутри России спрос на уголь вырастет с 184 млн. тонн в 2010 году до 220 млн. тонн в 2030 году, на внешнем рынке – соответственно, со 115 млн. т до 170 млн. тонн. В Программе отражена необходимость развития инновационной структуры отрасли, разработки технологии обогащения и глубокой переработки угля, предусмотрено создание углехимических и энергетических кластеров. Поставлена цель достичь уровня развитых стран в вопросах промышленной и экологической безопасности и охраны труда. При разработке Программы были учтены и значительно откорректированы документы, регулирующие развитие смежных отраслей. В том числе: генеральная схема размещения объектов энергетики до 2030 года; транспортная стратегия России до 2030 года; стратегия развития металлургической отрасли до 2030 года; стратегия развития Сибири, Дальнего Востока, Забайкалья; о сотрудничестве Китая и России в области освоения угольных месторождений. На развитие угольной отрасли предполагается направить из бюджетов всех уровней 258 млрд. рублей. Ликвидация не рентабельных угольных предприятий является не только экономически важной проблемой, но и решением социальных проблем, связанных с ликвидацией опорных посёлков и переселением тысяч семей к новым местам жительства. На основе имеющихся международных оценок цена на уголь в 2030 году предполагается на уровне 160 долларов СЩА за тонну. На внутреннем рынке России цена на уголь может колебаться в диапазоне 95 – 120 долларов за тонну. Следует отметить особо, что российская электроэнергетика практически не использует качественные каменные угли из-за отсутствия необходимого оборудования. Объёмы потребления коксующихся углей напрямую зависят от развития чёрной металлургии. Российская цементная промышленность не готова применять каменные угли из-за отсутствия оборудования. Эти и многие другие причины являются факторами, сдерживающими рост объёмов производства угля. Ценовая политика на уголь зависит от стоимости железнодорожных перевозок, от роста тарифов на электроэнергию, от роста производственных и технологических издержек, связанных с обеспечением безопасных условий труда. Огромной проблемой для отрасли является кадровое обеспечение отрасли. Несмотря на плюсы и минусы угольная отрасль России прочно занимает лидирующие позиции и успешно преодолевает трудности на конкурентном рынке. Нефтегазовый комплекс России На территории России сосредоточено около 1/3 разведанных мировых запасов природного газа, потенциальные запасы которого оцениваются в 160 трлн. м3, из них на европейскую часть приходится 11,6%, а на восточные районы — 84,4%, на шельф внутренних морей — 0,5%. Свыше 90% природного газа добывается в Западной Сибири, в том числе 87% — в Ямало-Ненецком и 4% — в Ханты-Мансийском автономных округах. Здесь расположены крупнейшие месторождения: Уренгойское, Ямбургское, Заполярное, Медвежье и другие. Промышленные запасы природного газа этого региона составляют более 60% всех ресурсов страны. Среди других газодобывающих территорий выделяются Урал (Оренбургское газоконденсатное месторождение — более 3% добычи), Северный район (Вуктылское месторождение). Есть ресурсы природного газа в Нижнем Поволжье (Астраханское газоконденсатное месторождение), на Северном Кавказе (Северо-Ставропольское, Кубано-Приазовское месторождения), на Дальнем Востоке (Усть-Вилюйское, Тунгор на о. Сахалин). Россия располагает огромными разведанными запасами газа в месторождениях (около 48 трлн. куб.м газа или около 34% мировых запасов, на втором месте – Иран, около15%) и является крупнейшим его производителем (годовая добыча – около 584 млрд. куб.м или около 28% мировой добычи, на втором месте – США, около 25%). Лицензии на разработку месторождений, содержащих 70% запасов газа России, принадлежат предприятиям системы ОАО «Газпром» и соответственно, они производят 90% добываемого в России газа. Основная часть разведанных запасов газа сосредоточена в уникальных месторождениях Западной Сибири (около 78% всех разведанных запасов газа России). Так же в основном в Западной Сибири газ добывают нефтяные компании (около 30 млрд.куб.м в год), причем в основном это добываемый вместе с нефтью попутный газ. Газ в значимых количествах добывают в России еще в районе Норильска (АО «Норильскгазпром», около 3,7 млрд.куб.м, не входит в систему ОАО «Газпром»), в Якутии (АО «Якутгазпром», около 1,6 млрд. куб.м, не входит в систему ОАО «Газпром»), на о.Сахалин (АО «Сахалинморнефтегаз», около 1,8 млрд. куб.м, дочерняя компания ОА «Роснефть»), в Оренбургской, Томской и Астраханской областях. Кроме того, добыча газа ведется еще в нескольких областях Европейской части России (Республики Коми, Дагестан и Башкирия, Пермская, Саратовская, Волгоградская и Ростовская области, Ставропольский край). В России имеются огромные прогнозные запасы. Прирост запасов ожидается на огромных относительно мало исследованных территориях Центральной и Восточной Сибири, Дальнего Востока. Магистральные газопроводы в России как правило проектировались на рабочие давления 50-55 атм и 70-75 атм. Чтобы подать газ в магистральный газопровод под необходимым давлением, газ как правило необходимо после отчистки компримировать (сжать), для чего используются дожимные компрессорные станции (ДКС) Для прокачки газа по магистральным газопроводам на большие расстояния и поддержания давления примерно через каждые 100 км на магистральных газопроводах расположены компрессорные станции (КС), основным элементом которых являются газоперекачивающие агрегаты (ГПА). Перспективными районами газодобычи считаются шельфовые акватории Арктики и Охотского моря. В Баренцевом и Карском морях открыты газовые супергиганты — Ленинградское, Русановское, Штокмановское месторождения. Для транспортировки газа в России создана Единая система газоснабжения, включающая разрабатываемые месторождения, сеть газопроводов (143 тыс. км), компрессорных станций, подземных хранилищ и других установок. Действуют крупные системы газоснабжения: Центральная, Поволжская, Уральская, многониточная система Сибирь-Центр. В газовой промышленности России безраздельно господствует РАО «Газпром» — самая крупная в мире газодобывающая структура, одна из важнейших естественных монополий страны, обеспечивающая 94% всей добычи российского газа. В России на внутреннем рынке потребляется почти 70% добываемого газа. Основными потребителями газа в России являются предприятия энергетики – 136,4 млрд. куб.м. Значительные объемы газа потребляются на собственные нужды предприятиями газовой отрасли (в основном – в качестве топлива на газотурбинных ГПА), более 50 млрд. куб. м в год. Крупными потребителями газа являются химические предприятия (прежде всего – производители удобрений). Более 12% используемого в России газа потребляет население для отопления, обеспечения снабжения горячей водой и пище приготовления. На юге России эта цифра существенно выше. Добываемый в России газ подается на экспорт в страны «дальнего зарубежья» (включая Прибалтику) и в страны СНГ. Потребление газа в Европе почти на 25% обеспечено российским газом (сетевым газом Европу обеспечивают в основном 3 поставщика – Алжир, Норвегия и Россия, причем при нынешних темпах добычи газа и размерах запасов его добыча в Норвегии после 2011года должна резко сократиться). Основой топливной и в целом внутренней энергетики на 2000-е остаётся эксплуатация значительных газовых месторождений Западной Сибири (Уренгойское, Ямбургское, перспективные Бованенковское и Заполярное). В 2005 году добыча газа составила около 590 млрд. м?, внутреннее потребление составило 386 млрд. м? — более половины всего энергопотребления в стране. Запасы природного газа на 2005 год оцениваются в размере 47,82 трлн. м?, экспорт достигает значений 187 млрд. м?/год. Кроме важнейших внутренних газопроводов «Средняя Азия — Центр», «Северное Сияние» и «Кавказ — Центр» для обеспечения надёжности поставок используются хранилища газа из которых крупнейшее в Европе Касимовское ПХГ имеет рабочий объём 8,5 млрд. м?. Действует сеть из более чем 218 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций. Второй по значению для внутренней энергетики подотраслью является нефтяная промышленность, обеспечившая на 2005 год внутреннее потребление в размере около 110 млн. тонн нефти и газового конденсата, что составляет около 20 % полного потребления энергоресурсов. Крупнейшие нефтяные месторождения — Самотлорское, Приобское, Русское, Ромашкинское. Запасы жидких углеводородов на 2007 год оцениваются в размере не менее 9,5 млрд. т, экспорт достигает значений 330 млн. т/год. Крупнейшие нефтяные компании России: государственные — «Роснефть» и «Газпром нефть», частные — «Лукойл», «ТНК-BP», «Сургутнефтегаз», «Татнефть». Основную долю (93 %) транспорта жидких углеводородов контролирует государственная компания «Транснефть» оперирующая магистральными нефтепроводами. Крупную сеть нефтепродуктопроводов контролирует также государственная компания «Транснефтепродукт» ранее отдельная, а с 16 апреля 2007 года входящая в состав Транснефти. Нефтяная промышленность занимается добычей и транспортировкой нефти, а также добычей попутного газа. Россия располагает довольно большими разведанными запасами нефти (около 8% обще мировых — шестое место в мире). Более всего изучены и освоены ресурсы Волго-Уральской нефтегазоносной провинции. Здесь находятся крупные месторождения: Ромашкинское — в Татарии, Шкаповское и Туймазинское — в Башкирии, Мухановское — в Самарской области и другие. Основные ресурсы нефти сосредоточены в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции. С 1960 года здесь оконтурены Шаимский, Сургутский и Нижневартовский нефтяные районы, где находятся такие крупные месторождения, как Самотлорское, Усть-Балыкское, Мегионское, Юганское, Холмогорское, Варьегонское и другие. Продолжается формирование Тимано-Печорской нефтяной базы, крупнейшее месторождение — Усинское.

Продолжение

Категория: Аналитика | Добавил: Роланд (13.09.2012)
Просмотров: 685 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: